История

В старину на территории иглинского района находились башкирские рода племен мин и кудей. Каждое башкирское племя включало в себя несколько родов. Башкирское племя, а внутри и роды имели свои определенные территории. На границах родоплеменных территорий ставили тамги- знаки родовой собственности.

Башкирские роды племени мин обосновались по нижнему течению реки Уфа, богатой рыбой, пастбищами с сочной травой ( Минзитарово, Сарт-Лобово, Карашиды, Кубово).

Башкирские же роды племени кудей являются обитателями лесной части района, изобилующих пушниной, угодьями для ведения бортевого пчеловодства(Казаяк-Кутушево, Казаяк- Туюшево, Нижние, Средние и Верхние Лемезы).

В 1557 Г., с присоединением к Русскому государству, башкиры также оставались владельцами своих родоплеменных территорий, но уже закрепленных вотчинным правом. Позднее родоплеменные территории объединяются в башкирские волости. Так образовались башкирские волости Минская, Кубовская, Урман-Кудейская.

Во главе волостей — органов местного самоуправления — стояли старшины. Волостной старшина избирался на общем сходе единовотчинников. Старшиной огромных по территории волостей вдоль Сибирского тракта — Кудейской и Кубовской — В 1765 г. был избран Юлай Азналин — отец Салавата Юлаева. Запись поверенных башкир Кубовской волости гласит: «По определению Уфимской Провинциальной канцелярии Сибирской дороги Кубовской волости, команды старшины Юлая Азналина, башкирцы деревни Кубово, дали сию запись чувашам Ногайской дороги о припуске их на вотчинные земли по реке Убу-Шады,Тюл-Кули и Лобово…». Путь отряда Юлая Азналина в декабре 1773 г. проходил и по территории Кубовской волости, здесь он оснащался провизией, лошадьми, восполнял свой отряд.

Край был малозаселенным. По V ревизии 1795 г. в д. Атикеево взято на учет 41 двор башкир, в д. Кубово — 23 двора, а в д. Таутеменево, образованной выходцами из д.Кубово, было всего 8 дворов с 32 жителями.

В эти же годы образовывается сословие «тептяри», переселенцов нерусской национальности. Тептяри допускались на башкирские земли по припуску — договорам, селились отдельно или в башкирских аулах, перенимая друг у друга новые методы ведения хозяйства, роднились, создавая смешанные браки.

По переписи VIII ревизии 1834 г. по У фимскому уезду взяты на учет тептярские поселения, основанные выходцами Казанской губернии: в д. Мряево тептяри (7 душ муж. пола) проживают по договору 1761 г. с башкирами-вотчинниками Кубовской волости; д. Уктеево — по договору с башкирами Минской волости 1785 г. Поселение отдельное, насчитывает 181 душ мужского пола; в деревне Кляшево — по договору 1739 г. с башкирами Минской волости. Поселение отдельное, 59 душ мужского пола. Село Алаторка по Х ревизии 1859 г. взято на учет как с. Алатырка, в составе населения- татарские мурзы, купцы. Вероятно, название селу дали поселившиеся здесь торговцы, по местности, откуда происходило их переселение. В данном случае алатырские татары — из Казанской губернии. Но уже по поземельной переписи 1917 г. значится село Алаторка с числом жителей 909 душ обо его пола, переселенцы — русские,белорусы.

Башкиры, хотя и являлись владельцами огромных территорий, однако заготовка бревен для строительства домов, выработка леса для изготовления изделий из него, ловля рыбы, сдача земель в аренду производились с ведома губернатора по представлению кантонных начальников. В рапорте начальника 8 кантона Урман-Кудейской волости от 10 мая 1851 г. записано «…что у башкир вверенного ему кантона деревень: Верхние, Средние Нижние Лемезы, Тикеевой, Туюшевой, вся почти вотчинная их дача расположена в местах лесных, нет годной для землепашества земли и даже необходимого пастбища. При таком положении башкиры крайне затруднены в приобретении для себя на продовольствие хлеба и в уплате лежащих на них денежных повинностей. По сему просят 237 домохозяев о дозволении выработать из вотчинных своих земель дубовые ободья и выделать для винных бочек доски, рубить бревна, дрова и приготовлять мочало на продажу. . .».

Изготовленные изделия весной во время половодья на баржах сплавлялись по реке Сим на Уфимскую пристань, где ежегодно разворачивались большие оптовые ярмарки.

Естественно, башкиры-вотчинники не могли освоить столь значительные лесные площади и в большом количестве сдавали землю в аренду. В архивном делеза 1863 г. башкиры Кубовской волости деревень Тавтуменевой и Кубовой дают в «кортому» крестьянину Благовещенского завода Ивану Качкаеву 11730 десятин земли сроком на 12 лет для выработки поташа. В условиях договора также оговаривается, что «…для работы преимущественно должны нанимать из числа вотчинников и не должны рубить те деревья, где борти, а за срубленную борть платить 10 рублей».

Общинная казна использовалась на рекрутские сборы призывников, на создание запасов хлебного магазина на случай неурожая, на содержание дорог.

С вхождением Башкирии в состав Русского государства начинают возникать укрепительные линии, города. В 1574 г. при слиянии рек Белая и Уфа основывается крепость Уфа, а с 1586 г. — г. Уфа.

В уездный центр — г. Уфу — стали прибывать служилые люди: боярские дети, дворяне, присланные для административного управления башкирским краем. Прибывшие вначале были на полном казенном иждивении, получали денежное и хлебное жалованье от царя. Но вскоре хлебное жалованье было отменено, и для содержания своей семьи дворян стали наделять землей в «радиусе 30 верст от центра».

По таким царским жалованным грамотам начинают распределяться пустующие башкирские земли на исторической территории района по рекам Белая и Уфа.

Для самих дворян-землевладельцев данные «оклады» доставляли массу неудобств из-за невозможности их обработки, и в первую очередь из-за нехватки живой рабочей силы. На данной территории в то время лишь незначительное количество помещиков имели крепостных, да и то они были дворовой прислугой. Впоследствии царь в своих жалованных грамотах вместе с наделом земли стал отписывать и крестьян с этих наделов в крепостное повиновение помещику. В царской грамоте помещику И.И. Кадомцеву вместе с землей за р. Уфой и по р. Тауш закрепляются и все крестьяне, «которые в той местности живут и впредь будут жить, помещика своего слушали, землю пахали и доход ему чинили. . .».

Но даже такие меры, предпринятые царем, не могли решить проблемы освоения новых земель. К середине ХVШ в. все больше поместных земель лежали неосвоенными.

Вскоре, в 1780 г., один из таких участков у разорившейся вдовы А. Протоповой покупает молодая чета Иглиных. Купчая грамота, составленная в Уфимской провинциальной канцелярии 17 ноября 1780 г., гласит: «…дала сию купчую ставропольского батальона капитану с.В. Иглину да и жене его Алене дочери Ивановой на поместную землю по реке Шугуровке и за рекою Уфою и по реке Белекес и Караганке и с усадьбою, называемой д. Каловка…». По данным карты Башкирии за 1926 г. и со слов старожилов, д. Каловка до недавнего времени располагалась на территории, прилегающей к Уфимскому сортопрокатному заводу. В списке населенных мест Уфимской губернии за 1870 г. д. Грибовка отмечена как бывшая д. Иглинино.

Таким образом, отставной секунд-майор Сергей Васильевич Иглин становится владельцем внушительных земельных угодий по обе стороны р. Уфы.

Спустя 8 лет, в 1788 г., он часть земель по правую сторону р.Уфы продает новым владельцам.

Помещик, оценив богатства края, плодородные земли, пригодные для землепашества, изобилие лесов, преимущественно липы и дуба, для развития деревообрабатывающего промысла и сравнительную дешевизну по сравнению с другими уездами, обращается к башкирам Кубовской волости с предложением продать ему их вотчинные земли. В результате 23 октября 1786 г. в палате уфимского гражданского суда составляется купчая на земли, расположенные по р. Мелегес и Шида.

На этой же местности (территория школы N 1) строится помещичья усадьба Иглиных д. Белекес. Нужно отметить, что д. Белекес, ранее д. Мелекес, впервые упоминается в 1663 г. « в расспросных речах башкирца Минской волости д. Мелегес, Ильчибейки, сына Кусовского…». Историческое название р. Белекес в с. Иглино и одноименной деревни на ней «Мелекес». Изменения, очевидно, внесены в путевых записках первых исследователей башкирского края, в большинстве случаев нерусской национальности. На карте 1770 Г., составленной П.С. Палласом, наименование реки отмечено как Белекес.

Сергей Васильевич Иглин — отставной секунд-майор, по военному чину — небольшого звания, но происходивший из древнейшего и богатого русского дворянского рода, прибывшего в башкирский край. Занесен в родословную книгу дворянства Уфимской губернии. В период Крестьянской войны 1773-1775 гг. состоял на службе в Ставропольской крепости, близ г. Самары.

С. Иглин, как дворянин, принимает активное участие в управлении и общественной жизни губернии. В материалах Уфимского дворянства за 1791 г. по производству выборов на четырехлетие отмечено: «.. .уездным предводителем дворянства Уфимского, Стерлитамакского, Челябинского, Троицкого округов избран секунд-майор С.В. Иглин. . . ».

Занятый общественной жизнью, С. Иглин, очевидно, мало времени уделяет для управления своим имением. И, возможно, по этой причине составляется дарственная грамота жене Елене Иглиной на дальнейшее управление хозяйством: «лета 1791 года, августа 19 день, секунд-майор С.В. Иглин дал сию даренную запись жене свой Алене дочери Ивановой в том, что подарил во вновь заведенной деревне Белекес, вновь построенный деревянный дом со всеми принадлежавшими к нему строением, усадебным местом, конским, рогатым и прочим скотом. Мельницу во оной же деревне о двух поставах со всею ее фабрикою, состоящую на реке Белекесе, да по оной же речке из покупной мной у вотчинников-башкирцев земли 200 четвертей в поле со всеми ко оной принадлежащими рыбными ловлями. .. ».

Став полновластной хозяйкой, Елена Иглина продолжает расширять свои землевладения. И вскоре, в октябре 1796 г., составляется купчая от башкир Сартской волости на земли, расположенные к северо-западу от с. Белекес.

Предприимчивая помещица заселяет приобретенные земли безземельными российскими крестьянами, отводит им душевые наделы по 1-1,5 десятины. Дает возможность отстроиться, обзавестись хозяйством и приписывает себе в собственность как крепостных. Так образуются поселения помещичьих крестьян — с. Архангельское на берегу р. Мелекес (за Еленинским, под горой); и еще одно с. Иглинино на берегу озера Бессонное (район ныне коллективного сада «Журавушка»).

За такое благодеяние крепостные отрабатывали своей помещице барщинную повинность, т.е. 3 дня в неделю на своей лошади выполняли весь цикл полевых работ: пахота, посев, уборка. В обязанность также входила доставка на барскую усадьбу дров, сена, вывоз продукции на рынок. Остальные дни недели крепостной крестьянин работал на своем подворье.

Природные богатства края — лес, недра — дают помещице возможность увеличить доходность своего имения. Крепостные рубили и сплавляли лес, замачивали лыко на мочало, вили веревки, канаты. Изготавливали телеги, сани, бочки. В результате вырубки леса увеличиваются пахотные земли, начинают строить в то время еще на полноводной р. Мелекес мукомольные мельницы и крупорушки. Неиссякаемые запасы песчано-гравийной смеси дают возможность строить кустарные кирпичные заводы с обжигом. Нет сомнений в том, что уникальное архитектурное сооружение в с. Иглино — православный храм Михаила Архангела, возведенный в 1822 Г., построен из кирпича, сделанного местными крепостными мастеровыми.

Бездетная Елена Иглина уже в преклонном возрасте 24 марта 1824 г. составляет духовное завещание своей душеприказчице, родной племяннице мужа Прасковье Угличининой. Исполняя завещание после ее смерти «вскоре пришедшей» (1824-1825 гг.), наследница наделяет отпущенным на волю еще при жизни самой помещицей крестьян 450 десятинами земли « по обе стороны реки Мелекес от rpаницы помещика Егора Березовского», т.е. от нынешнего микрорайона Егоровка к центру с. Иглино. С тех пор в селе появились «вольный» (там жили свободные крестьяне) и «барский» концы -там крестьяне оставались в личной зависимости от помещика вплоть до Указа 1861 г. об отмене крепостного права.

Отпущенники «вольного конца», недовольные отводом, в 1827 г. открывают судебное разбирательство о неправильном размежевании и предпочитают свои, «по правую сторону реки Белекес — Кубовской», т.е. ровные, луговые участки у д. Кубово. Тяжба в судах длится более 14 лет, но новое размежевание не проводится.

Помещица Иглина отпускает на волю только часть своих верных, снискавших милость крестьян, по расчетам не более 20 домохозяев. Остальные переходят по завещательному распоряжению в собственность наследницы Углечининой.

Часть крестьян, недовольные таким распоряжением, ищут защиту и справедливость в судах. В Уфимском суде в 1827 г. заводится дело об освобождении от крепостной зависимости крестьянина д. Белекес Исаева Бориса. Прошение гласит: «… дед мой из вольного роду, жил у отца Василия Иглина без всякого рабства. Сын покойного Иглина, майор Сергей, зная мою вольность и чтобы пресечь способы на отыскивание свободы, перевел в село Белекес. В достоверности знаем, что Иглин при жизни своей не имел родных своих детей, всегда облагонадеживал нас свободой по своей смерти.

Но напоследок совершенно неожиданно известились, что еще при жизни своей выдал купчую жене своей Иглиной, не известив ее, что мы свободные. А Иглина, при жизни своей незадолго случившейся смерти, подарила племяннице мужа с предоставлением подаренной записи права вступить во владение нами по смерти Иглиной. . .».

Проситель также жалуется на жестокое, несправедливое обращение к нему госпожи Угличининой: «… не раз наказывала его сыном, продала его дочь родную, а меня самого вытребовала к в Уфу и посадила в рабочий дом, угрожая замучить наказанием и распродать всю его семью.. .».

Надо полагать, что крестьянин так и не нашел справедливого решения своей участи и оставался в крепостной зависимости еще на многие годы.

Госпожа Угличинина, имея постоянное жительство в г. Уфе, в 1831 г. продает наследное поместье в с. Архангельское (Белекес) титулярному советнику Алексею Степанову. Но вскоре, по несостоятельности владельцев, поместье выдвигается на публичные торги в Оренбургской палате общественного призрения.

Крепостным актом от 18 февраля 1853 г. коллежский ассесор, дворянин Егор Викторович Веригин, приобретает с торгов бывшее имение Иглиных в с. Архангельском (Белекес).

Многочисленный род Верига-Волконских идет от великих князей русских, направленных для административного управления краем. Среди них известны воевода Казанского похода; приближенный и стольник Петра Великого; губернатор Оренбургской губернии.

Последний из фамилии Веригиных, владевших имением в с. Иглино, Николай Егорович,статский советник, губернский прокурор.

С Принятием Положения об отмене крепостного права в 1861 г. помещичьи крестьяне вместе с личной свободой получили от своих помещиков усадебные и посевные наделы. Наделы должны были составить не менее 2 десятин 600 сажень на душу мужского пола и выкупаться за оговоренный срок. Создается комитет по крестьянским вопросам, который возглавляет коллежский ассесор (судья), владелец поместья в с. Охлебинино Николай Заварицкий.

Крестьянами с. Архангельское ( Белекес ) 23 мая 1862 г. заводится дело на приобретение в собственность усадебной земли у помещика Егора Веригина.

На сельском сходе зачитывается Уставная грамота, по которой 149 ревизских душ мужского пола приобретают полный надел земли:

усадебной — 22 десятины;

выгонной — 18 десятин;

пахотной — 551 десятина;

покосной — 15 десятин;

под строевым лесом — 62 десятины;

неудобной: под церковью, кладбищем, улицей, рекой Шидой, озером ­

13 десятин.

Веригин предоставил крестьянам безвозмездно до 200 десятин земли на двух участках и 5 десятин своему дворовому человеку Ивану Денисову.

Крестьяне в знак благодарности своему помещику обязуются убрать 60 десятин сенокосных угодий и 10 десятин хлеба.

В черте крестьянского надела остается имение помещика, бывшая усадьба Иглиных (ныне район школы № 1).

В залог земли, приобретенной крестьянами, Главное выкупное учреждение разрешило помещику Веригину выкупную ссуду в сумме 17 880 руб. — по числу душ 149, и земли в 670 десятин. На погашение ссуды банк взимает с крестьян в течение49 лет по 6 коп. с рубля, т.е. 1 072 руб. ежегодно.

Земли, расположенные в районе Березовки и Егоровки, были проданы еще при жизни самих Иглиных губернскому секретарю Егору Березовскому. После смерти помещика земли в с. Егоровка отходят сыну Степану, а в Ключевке (так называлась Старая Березовка) — брату Дмитрию. Жители с. Иглино до сих пор именуют микрорайон Егоровка по имени помещика Егора Березовского, да и старожилы Старой Березовки помнят еще село, как Ключевку.

Крестьяне помещиков Березовских сельца Егоровки в 1862 г. в числе 40 ревизских душ получают личную свободу и земельный надел в количестве 90 десятин. А крестьяне сельца Ключевки в 1869 г. получают земельные наделы на 90 душ в количестве 324 десятин.

Заложенную помещиками по выкупной ссуде землю крестьяне выкупают так же в течение 49 лет.

После отмены крепостного права крестьяне, получив свободу и землю, с особым усердием развивают свое личное хозяйство, а помещичье, наоборот, приходит в упадок.

Губернская администрация предлагает дворянам «… продавать часть своей пустопорожней земли, заселить ее и сгустить таким образом поселение в своем имении. Пришельцы эти не будут богаты, но зато трудолюбивы. Продажа земли может быть в рассрочку.

С конца 1869 г. начинается заселение разных народов на исторические земли нашего района.

Покупка земель производилась несколькими путями: за наличные деньги, посредством земельного банка и путем заключения договоров аренды. Немаловажную роль в заселении края сыграла лесная местность, куда могли идти только переселенцы из лесных губерний, уже привыкшие к тяжелой обработке земли из под леса. Вятская губерния, как самая лесистая, дала более 60 % переселенцев.

Сведения же о существовании в наших краях свободных земель получали от ранее переселенных крепостных крестьян, от мастерового люда, ищущих работу по соседним губерниям. Но начали появляться и скупщики земель с целью перепродажи. Например,крестьянин Морозов Корнилай Аверьянович, выходец из Вятской губернии, первоначально очень бедный, но разбогател скупкой и продажей с барышом земли.

По словам переселенцев, Морозов каждый год ездил на родину и набирал новую партию своих земляков. К поселениям, купленным у частного владельца Морозова переселенцами Вятской губернии, относятся: починок Спасский (1872), Песчаное-Лобово (1871), Куршаки (1874), Ново-Троицкое (1871) и др.

Но недолго состоял Морозов в купеческом сане. В 1896 г. Управление по делам несостоятельности передает в поземельный банк 2 636 десятин земли Морозова в погашение его долга.

В это же время помещик Веригин начинает продавать и закладывать в Земельный банк оставшиеся земли своего имения.

Починок Веригинский (у железнодорожной станции Иглино) купили В 1891 г. у помещика Веригина крестьяне, переселенцы разных губерний. Жители — все мастеровые.

Починок Хлебниковский (Вятка) купили у Веригина в 1869 г. вятские крестьяне, прикупили еще земли в 1892 г. У крестьянина Никитаева. Среди них было многомастеровых, один двор занимается «выделкою гнутой мебели».

В 1907 г. на участке земли, принадлежавшей Земельному банку в с. Архангельском (Иглино), создается Архангельское товарищество. Купчая крепость утверждена 30 апреля 1907 г. на 74 домохозяев. В списке членов товарищества очень многоБурцевых, Филипповых, Егоровых, встречаются фамилии Корниловых и одна семья Ломтевых.

В списке Хлебниковского товарищества, образованного в 1890 г. на 18 домохозяев, состоят семьи Малышевых, Никулиных, Алябышевых, Дудоровых, Пойметьевых.

 

  • Вы можете использовать следующие HTML тэги: <a> <abbr> <acronym> <b> <blockquote> <cite> <code> <del> <em> <i> <q> <s> <strike> <strong>

  • RSS-лента комментариев этой записи
  • Получать новости с сайта

Вверх